Назад
Лечение банкротством
06.05.2020
Лечение банкротством

Подконтрольный Россельхозбанку Лужский комбикормовый завод подал заявление о собственной несостоятельности. По информации источников “Ъ”, процедура банкротства позволит кредитной организации очистить предприятие от проблемных долгов для последующей продажи. Размер обязательств завода оценивается в сумму свыше 1 млрд рублей. В условиях существенного падения рынка комбикормов стоимость производства не превышает 70–80 млн рублей, полагают участники рынка.

Лужский комбикормовый завод (ЛККЗ) обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти с заявлением о собственном банкротстве. Сообщение об этом в конце апреля появилось в картотеке арбитражных дел. В Россельхозбанке (РСХБ), которому принадлежит предприятие, не ответили на запрос “Ъ”. Гендиректор ЛККЗ Алексей Юткин отказался от комментариев.

Собеседник “Ъ”, знакомый с ситуацией, объясняет действия РСХБ желанием очистить предприятие от токсичных долгов. «Банк не может списать долги просто так, для этого им необходима процедура банкротства. Задолженность не является возвратной, при ней завод не может нормально работать, привлекать кредиты и льготы. Сейчас это просто мертвый бегемот»,— говорит он. Оздоровление предприятия необходимо банку для его дальнейшей продажи на торгах, указывает он. Размер обязательств завода перед РСХБ и близкими к нему структурами превышает 1 млрд рублей, утверждает источник “Ъ”.

ЛККЗ производит рассыпные и гранулированные комбикорма для птицы, коров, свиней, кроликов, а также премиксы и кормовые смеси. Согласно данным администрации Ленобласти, по итогам прошлого года ЛККЗ выпустил 103,1 тыс. тонн продукции, что на 23,7% ниже, чем в 2018 году. Предприятие входило в холдинг «Парнас-М» Сергея Удачина, но в 2009 году контроль над ним получил Россельхозбанк. Тогда же кредитной организации достались еще две компании холдинга: хозяйство «Рассвет» (занимается откормом крупного рогатого скота) и его дочерняя структура — Лужский мясокомбинат. Акции предприятий были получены в рамках урегулирования проблемной задолженности, говорится в отчетности РСХБ. Причиной финансовых проблем ЛККЗ стали неплатежи со стороны клиентов, что привело к кассовым разрывам, говорит собеседник “Ъ” на рынке комбикормов. В 2018 году выручка завода сократилась почти на четверть, до 1,4 млрд рублей, а чистый убыток составил 422,5 млн рублей.

По информации источника “Ъ” в правительстве Ленобласти, интерес к покупке предприятия проявляли агрофирма «Рассвет» Дениса Сердюкова (сына экс-губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова), бывший гендиректор Синявинской птицефабрики Олег Мельников, ООО «Новгородский бекон» (входит в состав ГК «Адепт), компания «Муслим-1». Собеседник “Ъ” в отрасли считает, что на торгах завод можно продать за 70–80 млн рублей. «Если убрать безумную процентную нагрузку, которая на него наросла, то ЛККЗ будет генерировать прибыль»,— указывает он.

Другой источник “Ъ” сомневается в инвестиционной привлекательности производства комбикорма. По его подсчетам, за последние семь лет объем этого рынка сократился примерно на 50%. «С одной стороны, спрос сокращается в результате банкротства птицефабрик и свиноводческих комплексов. С другой — такие крупные холдинги, как "Мираторг" и "Черкизово", перешли на собственное производство кормов. Спрос на корма вне холдингов на российском рынке вряд ли превышает 10% от всего объема»,— сетует он.

РСХБ также может санировать «Рассвет» и Лужский мясокомбинат, допускает собеседник “Ъ” в отрасли. «Это более привлекательные активы, чем ЛККЗ, их легче будет продать»,— замечает он. Согласно материалам банка, «Рассвету» принадлежит стадо на 11 тыс. голов, фермы в деревнях Ретюнь и Шильцево, а также 5,1 тыс. га земли. Объем производства Лужского мясокомбината ранее оценивался в 4,4 тыс. тонн продукции в год. За два предприятия можно будет выручить 400 млн рублей, говорит собеседник “Ъ”.

Заявление о несостоятельности могло быть инициировано с целью реструктуризации задолженности в рамках процедуры банкротства, отмечает управляющий партнер юридической группы Novator адвокат Вячеслав Косаков. Возможно также, что миноритарные акционеры и руководство завода таким способом хотят подвигнуть банк к финансированию погашения обязательств должника, добавляет он. Учитывая, что с заявлением обратился сам должник, шансы введения банкротства крайне высоки, резюмирует юрист.

Автор: Константин Куркир

Источник: Коммерсантъ

Продолжая просмотр сайта, Вы даете согласие на использование cookie-файлов в соответствие с Политикой конфиденциальности