Назад

ВС усомнился в законности возврата автомобиля прошедшему через банкротство экс-владельцу

24.11.2023

Тема мнимых собственников, затронутая в настоящем деле, и борьбы с ними активно развивается в текущий период времени, подчеркивают юристы.

Испытывавший финансовые трудности Владимир Василенко, опасаясь, что в ходе предстоящего банкротства у него заберут автомобиль Honda CR-V, в 2019 году продал машину за 250 тыс. рублей своей сожительнице Валентине Сафиной. При этом Сафина также взяла на себя обязательства по оплате оформленного на сына Василенко кредита в размере 233 тыс. рублей. Через два года суд, по результатам процедуры реализации имущества, освободил Владимира Василенко от обязательств перед кредиторами. К тому времени Василенко и Сафина поссорились, и Василенко, подделав подпись своей бывшей сожительницы, в 2021 году продал от ее имени Honda CR-V своей внучке. Валентина Сафина потребовала в суде признать заключенный от ее имени в 2021 году договор купли-продажи автомобиля недействительным. А Владимир Василенко подал встречный иск о недействительности договора купли-продажи автомобиля, заключенного с Сафиной в 2019 году, сославшись на его мнимость. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил иск Сафиной, но удовлетворил встречный иск Василенко. Валентина Сафина пожаловалась в Верховный суд, который, выявив в действиях Василенко недобросовестность, отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело 46-КГ23-11-К6).

Фабула

В 2018 году Владимир Василенко купил автомобиль «Honda CR-V» и поставил его на учет.

Спустя год Василенко перепродал автомобиль за 250 тыс. рублей Валентине Сафиной, с которой у него сложились фактически семейные отношения.

При этом Сафина с апреля 2019 года по декабрь 2020 года производила платежи по кредитному договору на сумму 233 тыс. рублей, который в 2018 году «ПЛЮС Банк» заключил с Евгением Василенко — сыном Владимира Василенко.

В июле 2019 года Владимир Василенко был признан судом банкротом. А в феврале 2021 года процедура реализации имущества должника была завершена и Василенко был освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Впоследствии отношения Василенко и Сафиной испортились. И в августе 2021 года Валентина Сафина заключила договор о продаже автомобиля «Honda CR-V» Дарье Василенко — внучке Владимира Василенко. При этом договор купли-продажи был подписан от имени Сафиной иным лицом.

Валентина Сафина потребовала в суде признать недействительным заключенный в 2021 году от ее имени с Дарьей Василенко договор купли-продажи автомобиля «Honda CR-V». В свою очередь, Владимир Василенко подал встречный иск о недействительности договора купли-продажи автомобиля, заключенного в 2019 году с Сафиной. Василенко указал, что договор был заключен для вида, поскольку по личным обстоятельствам ему было необходимо скрыть наличие данного имущества, о чем Сафина знала.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил иск Сафиной, но удовлетворил встречный иск Василенко.

Валентина Сафина пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Отказывая в иске Сафиной и удовлетворяя встречные исковые требования Василенко, суд посчитал заключенный в 2019 году договор купли-продажи автомобиля мнимым, поскольку действия сторон не были направлены на создание правовых последствий в виде перехода права собственности на спорное транспортное средство, которое во владение и пользование Сафиной не передавалось. Данных об оплате Сафиной стоимости автомобиля продавцу не имеется и сделка сторонами не исполнена.

В обоснование вывода о мнимости договора суд указал, что на момент его заключения у Василенко были финансовые трудности, он намеревался обратиться с заявлением о признании его банкротом, поэтому для вывода принадлежащего ему автомобиля из процедуры реализации имущества для удовлетворения требований кредиторов был заключен договор с Сафиной.

Внесение Сафиной денежных средств в погашение кредита Василенко суд не признал исполнением обязательства по оплате приобретения автомобиля ввиду несовпадения продавца и заемщика, а также несовпадения сумм.

С выводами суда первой инстанции согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Что думает заявитель

Сафина указывала, что в августе 2021 года ее отношения с Василенко испортились, тот забрал автомобиль и впоследствии, подделав ее подпись в договоре, переоформил его на свою внучку. 

Что решил Верховный суд

ВС напомнил, что юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение исполнять соответствующую сделку.

Признавая договор, заключенный в 2019 году между Василенко и Сафиной, мнимой сделкой, суд сослался на намерения только одной стороны этой сделки - Василенко.

Указывая на то, что внесение средств в погашение кредита не является доказательством исполнения Сафиной обязательств покупателя по договору купли-продажи, суд сослался на то, что заемщиком по договору кредита являлся не сам Владимир Василенко, а его сын, и на несовпадение внесенных Сафиной денежных сумм в погашение кредита с ценой автомобиля по договору купли-продажи.

Однако на суд возлагается обязанность не только оценить каждое доказательство в отдельности, но и всю совокупность доказательств в целом, в их взаимосвязи, чего в данном случае судом сделано не было.

В частности, при оценке факта погашения Сафиной долга по кредиту, суд не привел объяснения лиц, участвующих в деле, по данному обстоятельству, не оценил мотивы исполнения обязательства за другое лицо, взаимоотношения сторон, наличие или отсутствие родственных или иных личных отношений и т. п.

Также, ссылаясь на отсутствие исполнения договора, в том числе со стороны покупателя, суд первой инстанции не дал оценки содержащемуся в вынесенном в 2021 году в рамках банкротства Василенко определении арбитражного суда указанию о том, что по результатам запросов и полученных ответов финансовым управляющим выявлено принадлежащее Владимиру Василенко транспортное средство «Honda CR-V», денежные средства от реализации которого были направлены на погашение текущей задолженности, а также, что совершенных должником сделок, обладающих признаками оспоримости, не выявлено.  

Кроме того, согласно статье 1 Гражданского кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения названных выше требований, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права.

Возвращая Василенко автомобиль, суд первой инстанции не дал оценку тому, что по объяснениям самого Василенко его требования основаны на том, что он пытался скрыть имущество от его реализации в процедуре банкротства.

При этом Василенко не оспаривал факт изготовления договора купли-продажи от имени Сафиной и совершение подписи от ее имени.

Удовлетворяя требования, основанные на таком поведении, и поощряя его тем самым, суд первой инстанции не учел положения статей 1 и 10 Гражданского кодекса, а также то, что в соответствии со статьей 2 ГПК одной из задач гражданского судопроизводства является укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду. 

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Управляющий партнер NOVATOR legal Group Вячеслав Косаков отметил, что позиция ВС про недобросовестность не является новой и ранее уже принимались подобные судебные акты.

Однако данное определение интересно тем, что здесь Верховный Суд сделал акцент на защите лица, которое выступило держателем имущества недобросовестного должника. Данная практика должна заставить задуматься недобросовестных должников в сомнительности такого механизма сокрытия имущества от кредиторов. При этом не дана оценка недобросовестному поведению держателя имущества. Между тем при обоюдном нарушении законодательства суд может применить последствия недействительности сделки в виде обращения имущества в доход государства, но применяется это крайне редко.

Источник : PROбанкротство

Продолжая просмотр сайта, Вы даете согласие на использование cookie-файлов в соответствии с Политикой конфиденциальности