Назад

Кредиторы против должников: современные тенденции судебной практики

05.10.2021
Кредиторы против должников: современные тенденции судебной практики

Ни одно банкротство не обходится без подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. В деле поиска имущества и пресечения вывода активов стоит ожидать более эффективных инструментов. Но и должники не тратят время зря: они тоже учитывают последние тенденции судебной практики. Об этом в интервью Право.ru рассказал управляющий партнер NOVATOR Legal Group, адвокат Вячеслав Косаков.

Главные тренды последнего времени в процедурах банкротства:

  • Совершенствование инструмента субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, в том числе за счет расширения состава привлекаемых к ней лиц (сейчас активно включают родственников и выгодоприобретателей). Законодатель и кредитор, конечно же, заинтересованы, чтобы все избегали сделок с руководством должника в преддверии банкротства. И подход с привлечением родственников к ответственности при получении ими того или иного имущества имеет свой результат.
  • Возможность обращения взыскания на единственное жилье банкрота. Эта избитая тема сейчас испытывает новый подъем и в ближайшие пару лет наберет обороты. Суды «приоткрыли дверцу» для обращения взыскания на единственное жилье должника через процедуры банкротства, и кредиторы начнут активно пользоваться ею.
Ситуация, когда должник не обладает достаточным имуществом и есть возможность получить удовлетворение за счет личных активов его бенефициаров, очень часто беспокоит клиентов и является одним из самых популярных запросов. При этом практически ни одна процедура не обходится без подачи заявления о привлечении руководства к субсидиарной ответственности или взыскания убытков. И нередко арбитражные управляющие подают такое заявление формально, чтобы не сердить кредиторов, которые используют все возможности для удовлетворения своих требований.

Чем дальше, тем интереснее: будут совершенствоваться инструменты, которые позволят более эффективно искать имущество должника и пресекать его вывод. В частности, уже сейчас мы видим, как изменился подход к обеспечительным мерам при рассмотрении дел о привлечении руководства к ответственности: за три квартала 2021 года на 10% выросло количество удовлетворенных заявлений по сравнению с аналогичным периодом 2020 года.

При этом защита интересов лиц, привлекаемых к ответственности, достаточно сложный и скрупулезный процесс по следующим причинам:
  • презумпции доказывания при рассмотрении этих заявлений перекладывают большой объем по доказыванию на руководство должника;
  • изначально негативный настрой суда (раз предприятие довели до банкротства, значит, в этом кто-то виноват).
Но суды можно понять: должники, как показывает практика, зачастую стремятся использовать различные схемы по сокрытию имущества, в том числе путем его реализации «якобы добросовестными» третьими лицами, которые формально не связаны с банкротом. При рассмотрении заявлений об оспаривании таких сделок суды максимально повышают стандарт

доказывания добросовестности нового собственника, соблюсти который иногда сложно даже действительно не аффилированному приобретателю.

Иногда даже не аффилированному приобретателю сложно соблюсти стандарт доказывания добросовестности его как собственника.

Такой взгляд судов, безусловно, меняет подходы сторон к совершению рыночных сделок. Конечно, каждый покупатель ищет лучший объект за лучшую стоимость. Но его должно насторожить, если продавец торопит заключить договор, а цена существенно меньше рыночной. Как правило, суды негативно оценивают сделку, если стоимость ниже рынка на 25–30% — ее могут признать неравноценной при банкротстве продавца.

Тут покупателю надо дать чек-лист, что проверить: есть ли долги, судебные разбирательства, ликвидируемый бизнес и тому подобное. Такая проверка говорит суду о добросовестности приобретателя. Немаловажна и структура сделки, так, например, если раньше оплата векселем вызывала глубочайшее сомнение суда в реальности оплаты, то сегодня подозрения вызывает расписка в получении денежных средств, если она не подкреплена дополнительными доказательствами.

Несмотря на это, опытные должники стараются учитывать последние тенденции судебной практики, и кредиторы испытывают определенные трудности в доказывании фактической принадлежности того или иного имущества должнику или его бенефициару при совершении ими сделок по сокрытию.

В таких ситуациях кредиторы довольно активно используют уголовные инструменты, особенно это касается ситуаций в рамках крупных банкротств, когда не хватает доказательств вывода активов. Допрашиваются лица, которые являются номинальными собственниками или имели дело с документооборотом, и поскольку уголовное разбирательство пугает их больше арбитражного, эти люди гораздо охотнее раскрывают схемы. И потом полученные материалы добавляются в банкротные дела.

Проблемы современного банкротства и необходимость реформирования

Закон о банкротстве принят в 2002 году, с тех пор в него вносилось много изменений, которые не в полной мере отвечают требованиям современности. Обсуждение законопроекта об обширных изменениях, вносимых в Закон о банкротстве, идет уже достаточно давно, и практически каждый год мы слышим, что вот-вот примут, и поэтому ждем.

На мой взгляд, новые изменения должны затронуть основную проблему современного банкротства — сроки рассмотрения дела и нивелирование архаичных положений. Проведение торгов по «голландской» системе и отказ от бессмысленных процедур банкротства (наблюдение), законодательное закрепление проведения электронных собраний кредиторов — это одни из направлений ожидаемых изменений.

Новые изменения должны затронуть основную проблему современного банкротства — сроки рассмотрения дела и нивелирование архаичных положений.

Конечно, на скорость рассмотрения влияет очень сильно и загрузка судов. Здесь можно привести пример из нашей практики, где за целый год рассмотрения дела о привлечении к субсидиарной ответственности судебных заседаний было всего четыре. И при этом не было никаких экспертиз или приостановлений, просто отложения для представления сторонами доказательств по делу. Конечно, стоит оговориться, что это очень большое дело с количеством томов более 400 (только по спору о привлечении к ответственности). Но четыре заседания за год. И дело уже идет более полутора лет.

Сейчас другой темп жизни, экономические циклы и информационный обмен значительно ускорились. Поэтому важно сократить сроки судебного разбирательства. Иначе кредиторы все чаще будут смотреть в сторону уголовно-правовых способов разрешить свои проблемы.

Источник: Право.ru

Продолжая просмотр сайта, Вы даете согласие на использование cookie-файлов в соответствие с Политикой конфиденциальности